Рави Захариас отвечает скептикам Программа 2

Рави Захариас

отвечает скептикам

 

Программа 2

 

 

Доктор Джон Анкерберг

Доктор Рави Захариас

 

 

 

 

Шоу Джона Анкерберга

Копирайт 2015 АТРИ

Джей-Эй-шоу точка орг.

 

 

 

Рави Захариас отвечает скептикам

 

Нуждаетесь ли вы в Божьем ободрении в тех вещах, с которыми сталкиваетесь? Многие люди живут изо дня в день с чувством, словно весь мир лежит на их плечах. Им кажется, что неприятности окружают их. От этого им грустно, и они пребывают в смятении. Они много переживают. Иногда жизнь накатывает на них волной. В итоге им трудно контролировать чувства. Они редко ощущают радость. Переживаете ли вы нечто подобное сейчас? Других грызут сомнения. Как знать наверняка, что Бог простил ваши прошлые грехи? Или, возможно, вы спрашиваете себя: «Как мне жить в победе, радости и мире Христа изо дня в день?»

В этом выпуске «Шоу Джона Анкерберга» мы ответим на вопрос: «Как знать наверняка, что Бог простил ваши грехи?» Мы приглашаем вас присоединиться к нам.

 

********

 

Программа 2

 

Анкерберг: Добро пожаловать на нашу передачу. Я – Джон Анкерберг. Рад, что вы присоединились к нам. Сегодня у меня в гостях гениальный христианский философ и апологет Рави Захариас. Он выступал перед таким количеством студентов, как никто другой.

Я попросил Рави ответить на вопросы, которые ему зададут люди из разных уголков мира. Со следующей недели мы начнем отвечать на вопросы студентов с Дальнего Востока. После этого мы перейдем к вопросам студентов с Ближнего Востока. Затем нас ждут вопросы из Европы. А после них – из Америки. Вот каков наш план.

Рави, я рад, что ты здесь. Я хотел бы вернуться к вопросу, который тебе задали в Гарвардском университете. Студенты так хорошо приняли твои лекции, что они превратились в книгу. Тебя попросили ответить на вопрос: «Может ли сегодня человек жить без Бога?» Если бы я спросил сегодня наших зрителей «Пытается ли наша культура отделаться от Бога? Перестали ли мы обращать на Него внимание?», то вы бы дали утвердительный ответ. Современные студенты говорят: «Я могу жить без Бога». Я хочу, чтобы вы послушали, что Рави скажет на это. Рави, мы рады, что ты с нами. Давай начнем.

Захариас: Этот вопрос был актуален в самом начале, ещё когда мы открываем книгу Бытие. Знаешь, я считаю, что вопрос о том, есть от дерева познания добра и зла, или нет, зависит от его постановки. Бог сказал человечеству, что если оно сделает это, то точно умрет. А искуситель сказал: «Нет, нет, нет. Когда съедите плод, то сделаетесь подобными Богу». Мы видим два кардинально отличающихся взгляда. На кону стояло то, кто будет Богом? Будешь ли ты пытаться сыграть роль бога, или позволишь Богу быть Богом? Этот вопрос берет свое начало ещё во времени творения.

А теперь мы пытаемся жить так. И мы внезапно осознаем, что заборов больше не осталось. У нас не осталось отправных точек для определений. Я вижу, как это происходит во всем мире. Мир погружается в хаос. Вопрос «Можем ли мы жить без Бога?», нравится нам это или нет, тревожит правительства, семьи, учебные заведения и наши жизни.

Гилберт Кит Честертон сказал, что прежде чем убрать какой-то забор, стоит остановиться и подумать, почему его изначально поставили здесь. Проблемы моральности были всегда. Это проблема, и мы каждый день живем на основании своих выборов.

И когда Бог лично явил Себя через Библию – и я вижу это как в Ветхом, так и Новом завете – Он дал нам закон на пользу. Он был дан для нашего благополучия. Вот почему Давид говорит: «Я же законом Твоим утешаюсь ». Тот, кто отворачивается от закона… У меня есть простой пример. Есть старая пословица: Бог как свет; благословения, успех и процветание – это тень. Если идти к свету, то тень всегда будет за тобой. Если же отвернуться от света, и побежать за тенью, то никогда не догонишь ее.

Вот почему так важно, чтобы наши слушатели понимали, что свои решения они принимают на основании посвящения или отсутствия посвящения Богу. Ваши моральные рассуждения, ваш выбор в семье, то, как вы тратите деньги, ведете бизнес, то, как вы держите свое слово, или не держите его. Все эти вопросы решаются на основании вашей веры или вашего неверия в Бога. Вот почему, когда вы открываете энциклопедию «Великие книги западной цивилизации», то самая большая статья посвящена Богу. Когда Ларри Кинг спросил Мортимера Адлера: «почему именно о Боге?» то он сказал: «Ларри, все дело в том, что от одного этого вопроса последствий намного больше, чем от всех остальных». Вот почему мы и говорим об этом. Я считаю, что мы должны ответить на этот вопрос.

Анкерберг: Ты говоришь, что есть четыре вещи, которые мы потеряем, если в нашей жизни не будет Бога, если мы будем думать, что сможем прожить без Него. Давай поговорим о них. Что первое?

Захариас: Первое – это отсутствие исходных точек для принятия моральных решений. У нас больше нет внешних референтов, как говорят философы. У нас больше нет объективной истины, нет морального абсолюта. Я хочу привести пример для наших слушателей. Я родом из Индии, где трафик – это тема для песен. Знаете, если живешь в Бомбее, то знаешь, что такое настоящий трафик. Когда ты видишь красный свет, что он означает? Остановись! Но есть люди, которые думают, что это цвет Рождества, и можно ехать дальше. А на самом деле нужно остановиться.

Когда стоишь на светофоре, и о чем-то задумался, а потом видишь машину в соседней полосе, то начинаешь думать: «Это он едет или я?» Что вы на самом деле делаете в тот момент? Вы инстинктивно жмете на тормоз, потому что горит красный, и ехать нельзя. Если вы не уверены в том, кто движется – он или вы – даже после того, как нажали на тормоз, то что делать дальше? Вы выглядываете на улицу, и ищете дерево или здание, которое не должно двигаться, и отталкиваетесь дальше от этого. Это показатель абсолюта: нечто неподвижное.

Хочу привести ещё один пример. Некий часовщик в Лестере, Англия, заметил, как один человек останавливается у его магазина каждый день и сверяет часы. Однажды он вышел к этому человеку и сказал: «Почему вы делаете это каждый день?» Он сказал: «Мне стыдно говорить вам, но я табельщик на соседней фабрике. Мне нужно звонить в колокол в четыре часа, в конце рабочего дня. Мои часы работают не очень хорошо, так что я сверяю их каждое утро с вашими». Тогда часовщик сказал: «Это очень интересно, сэр, потому что на самом деле мои часы работают не особо хорошо. Я настраиваю их по заводскому звонку, который звучит каждый вечер в четыре».

Что происходит, когда пара неточных часов синхронизируются друг с другом? Простите за грамматику, но они будут идти всё «неправильней и неправильней» с каждым днем. Когда у вас нет константы, когда вы синхронизируетесь с тем, что само по себе нестабильно, то в итоге получается культура хаоса. В ней нет абсолюта, нет исходной точки. Именно с таким мировоззрением мы и сталкиваемся.

Я никогда не забуду одну фразу из Освенцима. Я ходил по этому лагерю и читал слова Гитлера, которые были написаны возле газовых камер. Там было написано: «Я хочу воспитать поколение молодых людей, лишенных совести, властных, безжалостных и жестоких». Для меня это и есть плоды релятивизма. И тот, кто трубит о победе релятивизма, должен понять, что мы становимся на скользкий путь, когда отбрасываем всякие абсолюты.

Анкерберг: Да. Давай поговорим о второй вещи, которую люди теряют, когда отбрасывают Бога, когда говорят, что Бога нет, или что они будут жить так, словно Его нет. Они теряют всякий смысл в жизни.

Захариас: Это и есть экзистенциальная реальность без Бога. Ее прекрасно понимают мои друзья из Индии, особенно молодые люди. Мы ищем смысл. В популярных индийских фильмах люди поют о том, как найти смысл жизни. Что значить «жить» на самом деле? Я не Бог, я не дьявол, я всего лишь человек, и что значит «жить»?

Нужно дать ясные ответы на экзистенциальные вопросы жизни. Вот, что дает смысл моей душе. Греки называли это гармонией. Мы же говорим о культурной связи, или используем социологические термины, вроде общих значений прошлого. Все это укоренено в одной идее: обретение смысла в жизни. Ирония в том, что даже самые успешные и богатые ищут его. Например, Ли Якока, магнат автомира, сказал: «Я уже в преклонных годах, но до сих пор пытаюсь понять, в чем суть жизни. Вот, что я знаю» – сказал он – «Успех и удача – это ерунда». Джэк Хиггинс сказал: «Я понял, что когда поднимаешься на вершину, оказывается, что там ничего нет». Борис Беккер, известный теннисист, сказал, что несмотря на все призы, он все равно думал о самоубийстве.

Сильнее всего мы чувствуем одиночество, когда  достигаем чего-то, что должно было принести нам счастье, но не принесло. Этот вопрос мучил и меня в 17 лет. Моральные вопросы – это все теория. Но какой смысл в моей жизни? Почему я попал в этот мир? Чего я достиг? И есть ли жизнь после смерти? Смысл – это экзистенциально актуальный вопрос. Иисус Христос дал его мне, когда я обрел взаимоотношения с Ним. Именно на основании этих отношений я и определяю свои отношения с другими.

Анкерберг: Мне нравится история о том, как ты выступал в Маниле, на Филиппинах. И когда ты читал лекцию на тему «Есть ли смысл в жизни», то встал один молодой человек. Расскажи, что произошло.

Захариас: Я только закончил говорить, когда этот парень встал. Знаешь, я устанавливаю лишь одно правило: вопросы должны быть короткими, и один человек может задать не больше одного вопроса. Но он просто закричал: «Ничего в этой жизни не имеет смысла». Я сказал: «Это не так. Ты так не думаешь». Он сказал: «Нет, это правда». И мы начали перекидываться фразами. Я говорю: «Нет, ты не имел этого в виду!» Он сказал: «Нет, имел». Я сказал: «Повтори». Он сказал: «Ничего в этой жизни не имеет смысла». Я сказал: «Ты не имеешь в виду этого». Он сказал: «Нет, имею! Кто вы, чтобы говорить мне это?» Я сказал: «Хорошо, давай поговорим. Оставайся на месте. Предположим, что те слова, что ты сказал только что, имеют смысл. Я прав?». Он промолчал. Я сказал: «Если то, что ты сказал, имело смысл, то всё остальное не может быть бессмысленным. С другой стороны, если ничто не имеет смысла, то твои слова тоже бессмысленны. То есть, ты ничего не сказал, и можешь сесть». Знаешь, он смотрел на меня широко открытыми глазами, словно я ударил его кулаком в грудь.

И вот, когда я закончил и пошел на выход, то увидел этого парня, который сидел на заднем ряду и пялился в пол: «Если то, что я сказал, имело смысл, то жизнь не может быть бессмысленной». Он… Я подошел к нему и положил руку на спину. Я сказал: «Я знаю, что тебя мучит». Я сказал: «Я знаю, почему ты говоришь так». Я сказал: «Сделай мне одолжение. Я буду говорить сегодня в местной церкви. Почему бы тебе не пойти со мной, чтобы я мог поговорить с тобой после служения». И он пошел. Джон, когда был призыв к покаянию, он первым вышел вперед. Он упал на колени и отдал свою жизнь Иисусу Христу. Вот, что Иисус имел в виду, когда сказал: «Я пришел, чтобы имели жизнь, и жизнь с избытком». Простыми словами: Он сделал все, чтобы дать вам богатство вашего наследия как творения Божьего.

Анкерберг: Да. Бог дает нам моральные абсолюты. Он также дает нам смысл в жизни. Но есть ещё две вещи, которые мы обсудим после перерыва. Рави расскажет о том, что без Бога нет надежды, и нет восстановления. Вам стоит узнать об этом. Оставайтесь с нами. Мы скоро вернемся.

 

Анкерберг: Итак, мы снова с вами. У нас в гостях доктор Рави Захариас, который говорил с таким числом студентов о христианской вере, как никто другой из моих знакомых. Он побывал в семидесяти странах. Он посещает как минимум 12 стран в год. Каждый год он проводит по пять кругосветных поездок. Как он это делает? Я не знаю. Он выступает перед интеллектуалами. Рави, мы говорили о том «Может ли человек жить без Бога?» Если люди хотят жить так, словно Бога нет, их ждут последствия. Я хочу, чтобы ты вкратце напомнил о том, о чем мы говорили, и продолжил говорить о нашей теме.

Захариас: Да. Я считаю, что это главный вопрос нашего времени. Все остальные вопросы – это лишь производные от него. Может ли человек жить без Бога? Я провел две лекции, затем секцию вопросов и ответов, а также секцию с другими студентами. Это было удивительно. Именно это и привело меня к написанию книги «Может ли человек жить без Бога?»

Я называл четыре пункта, хоть их на самом деле больше. Но мы можем взять даже эти четыре пункта, которые определяют нашу жизнь. Я говорил, что мы теряем отправную точку моральных абсолютов. Вы управляете жизнью так, как вам подсказывает совесть и интуиция. Проблема в том, что в мире, где существует так много культур и разных религиозных взглядов и форм образования, вам не избежать столкновений. Ведь то, что может быть хорошим для одного, может быть проклятием для другого, и наоборот. Нам нужен моральный абсолют, который будет объективен для всех нас.

Весьма объективно говорить: «Я не имею права взять меч и отрубить голову другому человеку на основании своих моральных принципов и прерогатив, при этом публично показав это на телевидении в качестве триумфа». Правильно это, или нет с моральной точки зрения? Что говорит нам наша интуиция. Уверен, что кто-то из наших слушателей скажет: «Это нормально, если это месть». Другой скажет: «Нет, это ужасно». На основании чего мы можем определить истинность?

Пытать ребенка ради своего удовольствия – это моральное извращение? Если так, то откуда мы берем объективные моральные ценности? Дело в том, что нам нужен объективный стандарт суждения. Говоря научным языком, нельзя придумать свой закон гравитации. Нельзя сказать: «У тебя свой закон термодинамики, а у меня – свой». Нет. Есть конкретные законы и взгляды. Мы живем в моральной вселенной, в моральном мире. И нам нужна объективность.

Во-вторых, вопрос смысла жизни. Безусловно, это более субъективный вопрос, но не настолько, как думают некоторые. И сейчас я объясню, почему. Недавно умерла основательница атеистического общества против религии. Это произошло всего за несколько дней до нашей встречи. Интересно, что она была атеисткой, и следовала принципам Бертрана Рассела, согласно которым после того, как ее тело окажется в земле, оно сгниет.

Вот, что побудило ее дочь сказать: «Так как смерть является финальной точкой для моей матери, после которой ее тело сгниет, ее жизнь имеет особое значение». По-моему, это удивительно. Интересно, что она имела в виду совсем другое. Она говорила о том, что ее жизнь была ценна, ведь она собрала миллионы долларов для уничтожения жизней других ещё в утробе. Поэтому я говорю: «Если вы действительно считаете жизнь ценностью, то что побудило вас собирать деньги на уничтожение тысяч жизней? Я знаю, что это непростые вопросы, но это вопросы, которые стоит задать тому, кто говорит о ценности жизни.

Я верю, что жизнь имеет ценность, и я говорю о всех жизнях, потому что все они имеют ценность. Это не та ценность, которую ей дает правительство, государство или культура. Мы можем говорить о внутренней ценности лишь в том случае, если нас сотворил Сам Бог, существо с высшей ценностью. Жизнь может иметь смысл и цель лишь тогда, когда она имеет ценность. Лишь это дает ей цель и значимость.

Итак, мы видим две реальности, которые являются неподъемными для атеистов. Я знаю, что они пытаются найти ответы, чтобы жить дальше. Ты видел, что сделала толерантность в наше время. Что это означает. Во-первых – взгляд имеет ценность. Во-вторых – можно жить и без него. Но нет. В настоящем мире толерантности и принятия мы должны уважать взгляды других, и вести с ними диалог, потому что в жизни есть смысл.

Я верю, что принятие Иисуса Христа, который стал Спасителем, который отдал Свою жизнь за меня, и предложил мне любовь и прощение, который никогда не искал Своего, но шел за мной «как небесная гончая» – это ключ. И там, лежа на больничной кровати, после неудачной попытки покончить с собой, я узнал, что моя жизнь имеет смысл – не потому, что я учился на отлично, на хорошо или на удовлетворительно – моя жизнь имела смысл потому, что я был сотворен «имаго деи», по образу Божьему. Мои моральные оценки и моя ценность берут свое начало в моем Творце. Только это позволяет мне достигать Его целей и Его замыслов в жизни.

Анкерберг: Да. Иисус Христос также дает нам надежду на жизнь после смерти. Без Иисуса у нас нет такой надежды. Расскажи нам об этом.

Захариас: Это правда. Я побывал на многих похоронах в Таиланде, Индии, Южной Америке, Ближнем Востоке и в других местах. Что происходит, когда человек умирает? Некоторые говорят, что главное – похоронить до заката и провести все ритуалы. Другие просто сидят у трупа, и ничего не говорят. Интересно, что на похоронах Оскара Уайльда, который был типичным гедонистом – кстати, его хоронили в Париже в той же церкви, что и Паскаля – не было никакой музыки. Представьте себе его жизнь, которой двигали лишь утехи, и никакой музыки на похоронах. На его могильном камне написан стих из книги Иова.

Мы все жаждем надежды. Джон, важно, чтобы наши слушатели поняли это. И дело в том, чтобы найти смысл в жизни после смерти. Как насчет справедливости, если жизни после смерти нет? Что происходит с человеком, который совершил множество злодеяний, а потом застрелился? Неужели это конец? Неужели не должен быть восстановлен баланс? Вот почему надежда не является просто потребностью. Благодаря ей я знаю о жизни после смерти, в которой снова увижу своих близких. Всё это связано с вопросом справедливости.

Вот, что самое удивительное в Евангелии. В Иисусе Христе мы обретаем воскресение из мертвых, преображение жизни. Фома, когда увидел Господа, сказал: «Хо кириос моу, хо теос моу» – «Господь мой и Бог мой». Вспомни преображение Савла из Тарса в апостола Павла, написавшего треть Нового завета. Также был и брат Иисуса Иаков. Надежда на жизнь после смерти дает новое определение всему.

Как-то раз Билли Грэм разговаривал с Конрадом Аденауэром. Доктор Грэм рассказал нам, как однажды Аденауэр смотрел из окна, пока он сидел за столом. Затем Конрад повернулся к нему и сказал: «Мистер Грэм, вы действительно верите, что Иисус Христос воскрес из мертвых?» А Билли Грэм сказал: «Мистер Аденауэр, если бы я не верил, то мне  бы нечего было проповедовать». И тут настала тишина. После этого Аденауэр сказал: «Знаете, мистер Грэм, я не знаю другой надежды для человечества, кроме как в воскресении Иисуса Христа».

Я хочу обратиться к нашим слушателям и сказать, что воскресение Иисуса Христа из мертвых является ключевым событием. Я хочу сказать вам ещё кое-что. Если бы Иисус был шарлатаном, то знаете, что Он сказал бы? Он сказал бы: «Я воскресну духовно». Но как можно фальсифицировать события, когда найдено тело? Он сказал: «Я воскресну в теле». Воскресение в теле является эмпирическим доказательством искренности и истинности Иисуса Христа.

Я знаю, что когда умру, то окажусь с Ним и моими близкими, которые познали Его и доверились Ему. Доверьтесь Ему. Он даст вам надежду не только на будущее, но и на настоящее. Он даст вам смысл, моральную основу, которая будет определять вашу жизнь. Понимаете, суть проблемы не в моральности. Иисус Христос не пришел в этот мир, чтобы сделать плохих людей хорошими. Он пришел, чтобы дать мертвым жизнь. Мы были мертвы для Бога. Он оживил нас для Него. Вы можете обрести эту надежду в Нем.

Анкерберг: Друзья, это удивительные вещи. И это ещё не конец. У нас есть много вопросов, которые мы обсудим в ближайшие недели. На следующей неделе нас ждет одна интересная тема. Есть много умных студентов в различных уголках мира. Они ищут ответы на все эти вопросы. Я хочу, чтобы мы отправились на родину Рави – на Дальний Восток. Итак, нас ждут вопросы студентов о Боге. Рави будет отвечать на них. Я выберу самые трудные вопросы, и попрошу его ответить на них на следующей неделе. Думаю, вам это понравится. Надеюсь, вы расскажете об этом своим друзьям, чтобы они присоединились к нам. До скорой встречи!

 

 

Чтобы посмотреть другие передачи, скачайте наше бесплатное приложение «Шоу Джона Анкерберга»

«Помолитесь, чтобы принять Христа» @ JAshow.org

Копирайт 2015 АТРИ

Фильм Иисус

Как стать христианином

Как вы можете стать христианином? Христианин это человек, который является последователем Иисуса Христа и поверил в Него. Библия дает четкий ответ, поэтому вы можете знать точно, что вы являетесь христианином, Нажмите сюда.

Аудио Библия